Сложно переоценить жертвенную роль, сыгранную Смоленском в Отечественной войне 1812 года.

Вторжение великой и непобедимой французской армии в Россию наши войска встретили, будучи разделенными на три части и вынужденными отступать под мощнейшим напором превосходящих сил врага.

Мастер неожиданного и стремительного наступательного маневра, обладатель самой совершенной и многочисленной артиллерии того времени - французский император Наполеон стремился навязать русским ряд крупных сражений и разбить все три отступающие армии по очереди. Но эти планы были сорваны благодаря терпению и стойкости русских солдат, сопротивлению простого народа, решительности и личному примеру блестящих военачальников: Барклая де Толли, Багратиона, Раевского, Неверовского…

В августе 1812 года именно Смоленск стал пунктом сбора разрозненных русских сил и местом первого мощного контрудара.

Город стойко обороняли два дня. 4 и 5 августа 1812 года двухсотлетние стены его могучей крепости приняли на себя шквал бомб и ядер.  Осадой Смоленска руководили маршалы Мюрат, Ней и Даву, обложившие его подковой.

В ходе жестокого неприятельского штурма города, масштабные артобстрелы сменялись многочисленными отчаянными атаками французов, отражавшимися еще более ожесточенными контратаками русских. Особую настойчивость в желании овладеть Смоленском проявлял польский корпус маршала Понятовского, солдаты которого были уверены, что возвращают по праву принадлежащий им город.

В результате непрерывных обстрелов из сотен орудий Смоленск охватили сильнейшие пожары, сделав его дальнейшую оборону бессмысленной.  Горящий город пришлось оставить и отойти за Днепр, взорвав мосты. Вместе с армией ушла и большая часть местного населения, как бы предвосхитив будущий исход жителей Москвы.

Решение об отступлении из Смоленска, в итоге оправдавшее себя стратегически и сохранившее армию, далось тогда крайне тяжело, поскольку простые солдаты и большинство военачальников рвались в бой и были готовы умереть.

Отход русских армий от Смоленска у деревни Лубино прикрывал отряд генерала Тучкова. Здесь 19 августа целые сутки проходили кровопролитнейшие бои арьергарда наших войск с корпусом Нея.  В темноте русские отступили, но французы понести огромные потери и не могли продолжать преследование.

В дневниках и письмах вражеских солдат и офицеров после Смоленска появляются сомнения в победе над таким героическим противником. Оказавшись у этого города все русские, вдруг, осознали, что дальше отступать нельзя. Отсюда такое стойкое сопротивление и массовый героизм. Именно здесь Наполеон написал Александру I безответное письмо с предложением о мире и передал через генерала Тучкова, попавшего в плен у Лубино.

После ухода русских войск, древний Смоленск несколько месяцев находился во власти мародеров. Представители «цивилизованной» Европы показали свое истинное лицо. Обычными стали тотальные и беспорядочные грабежи всего и вся, расстрелы, конюшни в храмах…

Василиса Кожина СмоленскВ обязанности оставленного в Смоленске вражеского гарнизона, кроме удержания города, входили еще сбор и заготовка продовольствия, с последующей отправкой его в действующую армию.  Но на Смоленской земле тысячи простых мужиков и женщин, наравне с дворянами, разночинцами и кадровыми военными яростно душили врага, не давая ему восполнять свои запасы, обрывая его связь с домом и лишая всего необходимого.

Больше всех остальных смоленских партизан народная память сохранила лихого гусара Дениса Давыдова, наводившего ужас на французов в лесах под Вязьмой, а так же мудрую и смелую старостиху Василису Кожину, собравшую отряд в Сычевском уезде.  

Недолго Смоленск был во власти неприятеля. Уже в конце октября 1812 года его снова наполнили отступающие из Москвы французы, наивно надеявшиеся найти тут тепло, пищу и отдых. Через несколько дней выжженный и обезлюдевший город стал свидетелем того, как жалкие и голодные остатки некогда великой армии медленно тащились на запад, усеивая Старую смоленскую дорогу своими трупами.

Враг был окончательно разбит еще до Нового года, но Смоленщина еще несколько десятилетий восстанавливалась от наполеоновского нашествия, залечивая глубокие раны.

На столетие первой Отечественной войны Смоленская земля обрела сразу несколько прекрасных памятников, большинство из которых сохранились и до наших дней.   

Самым примечательным в этом отношении является, пожалуй, центральная часть Смоленска. Благодарные потомки посредством глубокого символизма воплотили в металле и камне свое отношение к подвигу предков, свершенному здесь.

Памятники «С орлами», «Софийскому полку», «Защитникам Смоленска», «Кутузову», аллея бюстов Героям 1812-го года, могила генерала Скалона – эти блестящие произведения монументального искусства поистине впечатляют.

По Старой смоленской дороге на местах боев так же установлены памятные знаки и обелиски. Впечатляющие стелы, маня путешественников, высятся в Красном, Дорогобуже, Вязьме…

На Смоленщине делают все возможное, чтобы сохранить и передать следующим поколениям память о второй из трех страшных войн, прокатившихся по этой многострадальной земле.    

В Смоленске, многих городах и поселках области открыты музеи, посвященные Отечественной войне 1812 года. Их экспозиции пополняются и поныне. Исторические клубы ежегодно проводят реконструкции сражения у Лубино и устраивают масштабные представления в областном центре.

Но есть еще в Смоленске и совершенно особая реликвия.

В Успенском соборе можно прикоснуться к иконе Смоленской Божией Матери «Одигитрии», перед которой молилось русское воинство накануне Бородинской битвы.  Вывезенная из Смоленска, святыня всю войну пробыла с русской армией и после славной победы вернулась на свое место. Однако после окупации во время ВОВ эта святыня бесследно исчезла из Смоленска. Сейчас в Успенском соборе хранится другой список иконы «Одигитрии».
 

Меню

Тур в Смоленск на Ласточке
Мастер-классы в Смоленской Избе